Алексей Венедиктов, главный редактор радио “Эхо Москвы” уверен, что тема убийства одного из самых известных российских оппозиционеров Бориса Немцова не перестала быть актуальной и вряд ли есть такая перспектива в ближайшее время. Одна из причин – личный контроль Владимира Путина над делом. Об это на своих страницах передает новостное издание Обозреватель.ua.

Кроме того, Венедиктов заявляет, что это дело находится на личном контроле у президента РФ Владимира Путина: “насколько я знаю, президент был в ярости, когда ему доложили об убийстве Бориса Немцова”, – отметил журналист. В своем сообщении главный редактор “Эха” делает акцент на двух вещах: давних отношениях Путина и Немцова и личном заявлении Путина о задержании убийц Немцова.

Так, Алексей Венедиктов напоминает, что Борис Немцов и Владимир Путин начали свою политическую карьеру практически одновременно – “они пришли в федеральную власть в одну и ту же неделю”. К Борису Ельцину они также оба “бегали на перегонки по известному коридору первого корпуса”, так как не отличались пунктуальностью, а тот, кто приходил последним “получал по башке”. Такая общая история, уверен Венедиктов, так или иначе, вносит определенную степень личного в отношения.

Второй факт, который, по мнению Венедиктова, подтверждает особую оценку Владимиром Путиным дела об убийстве Бориса Немцова – это то, что президент РФ сам лично сообщил о задержании подозреваемых. А это значит, делает выводы журналист, что оно находится у него под личным контролем.

Напомним, что лидер оппозиционного блока Борис Немцов был убит 27 февраля текущего года в центре Москвы. От выстрелов он скончался на месте. Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело за преступления предусмотренные в ч.1 ст.105 УК РФ (убийство) и ст.222 УК РФ (незаконный оборот оружия).

Вместе с тем Дмитрий Гудков, депутат нижней палаты парламента РФ, в Facebook написал, что Госдума отказалась проводить парламентское расследование убийства Немцова. В обнародованном им документе в качестве аргумента указано то, что установление виновности отдельных лиц не может быть предметов расследования парламента.